Джаред Падалеки - и снова о седьмом сезоне

Винчестеры в начале седьмого сезона «Сверхъестественного» оказываются в центре заварушки, то есть в привычной для них ситуации. Но они всегда находят выход из любой сложной ситуации, не важно, противостоят ли они силам ада или звездолетам Джефферсона… так ведь? Мы связались с Джаредом по телефону, чтобы задать интересующие нас вопросы.

В нашем разговоре он упомянул битву братьев с «мировым злом», борьбу Сэма с самим собой, ожидающие нас веселые моменты, а так же ответил на вопрос, который словно проклятье довлеет над фанатами в начале каждого сезона (даже если мы этого и не признаем).

Значит, Сэм и Дин в новом сезоне, так сказать, возвращаются к истокам?

Да. Сэм и Дин побывали уже в невообразимом количестве разных ситуаций, и перед началом седьмого сезона мы спросили себя: «Что же может случиться с ними нового?» Прошедшие годы были благословенными с точки зрения персонажей: появилось много друзей, ангел, спасающий из любых передряг, места, где можно отсидеться, что полезно в охотах. Теперь же всего этого нет. Друзей убили, ангел нас покинул, и братья снова оказались ни с чем, разве что тылы раньше были лучше прикрыты.

Как они справятся с новой силой Кастиэля и переживают ли они по поводу ее появления, даже не представляя, что теперь делать?

Все очень непросто, радости мало. Кто-то из писателей заметил, что власть развращает, а у Кастиэля теперь абсолютная власть. А Сэм и Дин ничего не делают наполовину. Если им что-то не нравится, они делают все, чтобы это исправить.

И это непросто сделать теперь, когда стена в голове Сэма рухнула. Он справится?

Сэм и Дин даже представить не могут, что теперь будет. Сэм всегда старался быть сильным, хотя у него иногда и случались ошибки, как было с демонской кровью. И он всегда был упрямым, поскольку считал, что поступает правильно. Но теперь волей-неволей парень превратился в почти размазню – он не доверяет себе и его это подкашивает. Непросто и Дину, и Бобби, потому что как Сэм может им помогать, если он даже себе помочь не в состоянии. Раньше он всегда мог хотя бы прикрыть друзей огнем, но сейчас, когда Сэм не понимает, кто он и где, Дину и Бобби приходится заботится о нем.

Вы разбиваете мне сердце…

(Смеется) Ну, веселые моменты тоже будут. На основании предыдущих сезонов могу сказать, что обычно сначала закладывается история и начинается повествование, а потом где-то в середине сезона начинается веселье. Обычно происходит это в тот момент, когда начинаются разговоры на тему: «Старик, я не переживу еще одну мрачную серию, в которой «в общем, все умерли». В данный момент мы закладываем основы истории, но смешного и здесь хватает. Дин фонтанирует своим фирменным юмором, а Сэм по-своему на него реагирует, как всегда. В итоге получается здорово, и мы обходимся без тупых шуточек. На днях я размышлял, как здорово быть частью веселого, сумасшедшего, научно-фантастического, мрачного шоу, замешанного на мифологии, а потом вдруг сыграть самих себя. Фанам такое нравится, они любят принимать участие в шоу.

У нас нет таких рейтингов как у «Американского идола», который смотрят 30 миллионов человек каждую неделю; ежу понятно, что такое шоу может длиться вечно. У нас весьма преданные поклонники, являющиеся, к их радости, частью шоу. И очень здорово, что они верят в нас, и что мы можем делать нечто подобное, а не прыгать через акулу. Хотя у нас и была серия, которая так и называлась. («Jump the Shark»)

Есть глупый вопрос, но даже меня он волнует больше всего. Что произойдет с прической Сэма в новом сезоне?

(Долго смеется) Прическа будет ближе к шестому сезону, чем к первому. Она вообще живет своей жизнью. Я думаю, что мои волосы, как и Импала, вернутся в седьмом сезоне в том же виде. Седьмой сезон начнется там, где закончился шестой, так что прическа останется похожей. За все эти годы мы несколько раз проходили этапы, когда я хотел постричься покороче, а Дженсен, наоборот, отрастить волосы, ибо холодно. Но Сэм и Дин такие, какие есть – один длинноволосый, а другой с короткими волосами – и нам никто не позволит это изменить. Сейчас, когда Сэм стал старше, волосы стали укладывать более тщательно, чем раньше, когда они лежали, как вздумается. В первом сезоне мне было 23 года при росте в 196 см, тело мужчины с лицом мальчика, они и хотели, чтобы я был мальчиком, поэтому превратили меня в Джастина Бибера. Может Бибер украл эту прическу «челка-в-глаза» именно у меня. А теперь я взрослый.

Последний вопрос. «Сверхъестественное» теперь не одно такое. Помимо «Грани», на NBC начинается новый сериал «Гримм», рассчитанный примерно на того же зрителя. Как вы к этому относитесь? Выдержит ли «Сверхъестественное» подобное испытание?

Я вроде как должен волноваться, но в действительности для меня это комплимент. Такие шоу, как наше, приходят и уходят. Я смотрю «Грань» и с Джошем (Джексоном) мы приятели. Так что рискните. Семь лет назад мы поймали удачу за хвост. (Смеется) В то время, когда вышло наше шоу, герой должен был быть или врачом, или полицейским, или юристом, чтобы сериал остался в сетке вещания. А потом появились мы, пионерами, может, и не стали, но нашли свою нишу. И пусть у нас нет 100 миллионов еженедельных просмотров, зато наши поклонники страстно любят нас и наш жанр.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Сверхъестественное
Участников: 41